Истории из прошлых жизней

- Ваша ситуация вполне объяснима, таким образом ваше подсознание выстраивает тот мир где вы компенсируете свою силу слабостью. То есть во сне вы переноситесь туда, где вам проще быть жертвой, а не агрессором, которым вы, в какой-то степени являетесь в реальном мире.

Психолог продолжал говорить, но она его уже не слышала. Безусловно, отчасти он был прав, и изначально она тоже думала, что это своего рода сублимация, но вот после последнего раза, она начала сомневаться.

…Впереди расстилался безрадостный вид, вокруг, куда ни глянь, лежала равнина, на которой примятая дождем торчала сухая осенняя трава. Задувал холодный пронизывающий ветер, он набегал, внезапно, заставляя ее оглядываться и наводя на мысль, будто за ней кто-то идет. Она натянула по плотнее капюшон, но, конечно же, это ее не спасло. Некогда красивое платье плотного бархата висело оборванными, потерявшими цвет лохмотьями, едва доставая до сапог.  Да и плащ вымок настолько, что воды в нем было больше, чем продолжало литься с неба.

Ноги по щиколотки утопали в грязи, она вытаскивала их с неприятным чваканьем, которое разносилось по всей равнине жутким металлическим эхом. С носа и волос капало, но она уже не обращала на это внимание и шла дальше. Несколько раз она упала, но упрямо поднималась, вздергивала подбородок и продолжала шагать.

Зачем она шла? Она и сама не могла ответить на этот вопрос. Прекрасно понимая, что вблизи нет никаких поселений, она продолжала двигаться вперед. Она никогда не искала простых решений, вот и сейчас продолжала идти, хотя и понимала, самое простое лечь и позволить холоду и голоду сделать свое дело. Но ведь так было проще всего. А значит, есть шанс. Пусть более сложный, а может и не реальный, но он есть. Сколько прошло дней, она не знала. Но то, что не 2 и не 3 это точно. Периодически темнело, но она замечала лишь предрассветные часы, как будто отключаясь на ночь.

Впереди, за небольшим холмиком, виднелась скопище деревьев, которые видимо когда-то образовывали рощу. Они так ярко выделялись на фоне абсолютно голой равнины, что непроизвольно притягивали взгляд, но это была не последняя странность. От этой стилизованной рощицы исходила некая вибрация. Назвать это звуком было сложно, так как он фиксировался скорее на уровне всего тела, а не только слуха. Заинтригованная этим явлением она направилась туда. Измотанная многодневным переходом, она все же ускорила шаг. Чем ближе она подходила, тем интереснее мысли посещали ее. Почему-то ей показалось, что это знак. Знак чего? Она не знала, но почему-то знала точно, что там либо ее путь оборвется, либо … короче что-то произойдет. Достаточно быстро преодолев расстояние до деревьев, она удивленно остановилась. Изначально ей показалось, что деревья небольшие, обычные корявые равнинные деревья измотанные ветрами и палящим солнцем, но подойдя к ним вплотную, она увидела гигантские стройные эффектные стволы, уходящие на несколько метров ввысь. Подняв голову, она залюбовалась изумрудной листвой, которая в самой вышине создавала впечатление густого леса. От этого впечатления голова у нее закружилась настолько сильно, что она прикрыла глаза. А когда она их открыла, то с удивлением обнаружила что лежит на земле, и на нее сверху вниз смотрят трое. Назвать их людьми было сложно, хотя человеческое в них присутствовало. Они были достаточно высокими, за свою жизнь она ни разу не видела таких высоких людей. На них были одеты плащи с капюшонами из плотной бардовой ткани. Плащ вырисовывал очень худые, казалось, изможденные тела, а головы в капюшонах, лишь усиливали это впечатление. На вытянутых бледных лицах горели неестественно большие, зеленовато-бирюзовые глаза, которые внимательно смотрели на нее. Казалось, само лицо было маской, которая прятала нечто, что, наверное, простому смертному видеть было и не нужно.

В их взгляде и в выражении их лиц ничто не отражало их настрой. Но почему-то она была уверена, что сейчас решается ее судьба: жить ей или нет. Удивительно было то, страха у нее не было. Она с интересом смотрела на них и ждала решения, пусть и рокового. Отчасти, она была даже рада скинуть груз ответственности с себя на этих существ, таким образом, позволив себе быть приговоренной, и на этот раз варианты уже отсутствовали в принципе. Ее слишком часто приговаривали и еще больше оправдывали, но это, как будто было даже интересно, но теперь…..теперь она устала, устала настолько сильно, что думать или что еще хуже просить о помощи она не хотела. Пусть произойдет то, что должно было произойти. Ей некуда идти и, самое главное, не к кому, она совершенно одна. И ее проклятье умрет с ней.

Фигура, стоящая посередине, придвинулась к ней, остальные остались на своих местах, они по-прежнему  смотрели на нее, склонив головы на бок.

- Ты пойдешь с нами, – до нее донесся тихий, лишенный эмоций голос, который больше напоминал шелест листвы, чем звук, издаваемый человеком,- не надо протестов, свой выбор ты уже сделала

Она внимательно посмотрела на говорившего с ней. Зачем она им? Какой им толк от нее? Но тут же в глубине ее сознания возникла мысль, о том, что возможно это не она им нужна, а они – ей. И что сейчас ей дан шанс. Какой? Она не знала, но почему-то была уверена, что если она его упустит, то тогда все потеряет смысл, все: ее упрямство, неистовое желание выжить, и воля, воля, которая вынуждала ее идти дальше.

- Вы правы, я пойду с вами,- и она протянула руку.

Голос психолога вернул ее к действительности. Она удивленно подняла глаза на человека, стоявшего пред ней. Она никак не могла привыкнуть, что после таких четких реальных видений, она оказывается в совершенно другом мире, где ее «картинки» воспринимаются, как выдумки сознания.

- Елена Эдуардовна, вы меня слышите?- психолог придвинулся к ней и заглянул в глаза.

Еще сложнее было привыкнуть к имени. Чужому и совершенно не складному. И самое главное, что все, все с завидным упрямством продолжали называть ее по отчеству. Причем не важно, коллеги это или совершенно посторонние люди, такие как вот этот психолог. Она рассеянно огляделась. Все тот же кабинет, который по определению должен быть уютным, но здесь этого уюта было чересчур. Плюшевые подушки, небрежно разбросанные по дивану, фотографии, слишком довольных клиентов, развешанные в явно просчитанном беспорядке по стенам – все это было несколько наигранно. И уж никак сюда не вписывался, серьезный седобородый профессор в идеальном костюме-тройке с накрахмаленными белоснежными манжетами, выглядывающими из-под рукава. Складывалось такое ощущение, что потеряна середина: чего-то было слишком много, а чего-то недоставало.

Она снова подняла глаза на профессора, он продолжал терпеливо ждать ее ответа, будто надеясь на ее внезапное осознание. Он ее не понял. Да и, наверное, не хотел понять. Его работа исключала чудо. Он исключал чудо. Были лишь правила, и эти правила исключали варианты. И все же она была упорной.

- Ну, все же, а если мы представим, что моя жизнь меня всегда устраивала, и поводов «сбежать» у меня не было, тогда что это может быть, ну пусть чисто теоретически? Ну, ведь было же нечто подобное за вашу практику, Константин Львович?

Профессор аккуратно снял очки и положил их на папку, которая лежала на столе перед ним. Уже по этому жесту она поняла, что ответа не будет. Он уже сделал вывод, и этот вывод рос и креп с каждым мгновением.

- Понимаете, Елена Эдуардовна, наше подсознание причудливо, и оно порой удивляет даже меня, но не стоит забывать, что мы все, в той или иной степени зависим от кого либо, поэтому……вариант только один: это сублимация. Если конечно….- он саркастически улыбнулся, – если конечно вы не верите в реинкарнацию и прочую ерунду.

Выйдя на улицу, она вдохнула воздух весны. Весна была ранней, и конечно, в городе ею пахло совсем немного, но все же уже можно было втянуть полной грудью запах просыпающейся природы.

Она не знала, что будет дальше, но почему-то была уверена, что видения не прекратятся. С какого-то времени она уже ждала их, как будто любимый фильм, но все же боялась поверить в их реальность…

- Смотри!

Она напрягла зрение, но в очередной раз ничего не заметила. Она устала и замерзла, капал неприятный холодный дождь, а она продолжала всматриваться в унылый пейзаж перед собою. Это место сильно напоминало то, где они ее нашли, только здесь не было той рощицы, которая привлекла ее внимание. Она не любила осень. Вокруг торчали облетевшие кусты, а землю устилала сухая промокшая трава, которая создавала гнетущее впечатление увядания. Она окинула взглядом равнину. Куда смотреть? А главное зачем? И что самое важное, что она должна увидеть? Может в ней вырабатывали терпение? Она усмехнулась, чего чего, а терпения у нее было даже чересчур.

- Смотри! Не отвлекайся!

Она поморщилась. Они всегда умели читать ее мысли и демонстрировать это умение в самый неподходящий момент. Она снова начала вглядываться в равнину. Там в далеке виднелись силуэты гор, у подножия которых лучи солнца, прорвавшись сквозь плотную пелену рваных серых облаков, высвечивали небольшую поляну. Мокрая листва переливалась на солнце всеми цветами, и это было заметно даже с такого большого расстояния. Эта картина резко контрастировала с унылым пасмурным пейзажем, который занимал основную часть равнины. Казалось, солнечные лучи разделили пространство на два мира: один из которых, был светлым и счастливым, а второй – наоборот  сумрачным и печальным.

- Смотри внимательно!

А она чем занимается? Она уже несколько дней смотрит на эту равнину и ничего не видит. Ничего не меняется, даже погода фактически не менялась. Лил дождь, только иногда переходя в мерзкую морозь. Она чувствовала себя уже частью этой картины, ноги промокли, казалось еще чуть-чуть и она сама даст корни. Она передернула плечами. И чего такого в этой равнине важного? Но она не привыкла жаловаться. Они учили ее многому, и это знание в корне отличалось от того, чему ее учили с пеленок. И поэтому она продолжала смотреть. Глаза уже слезились то ли от ветра, то ли от постоянного напряжения. Периодически она прикрывала их на несколько секунд, а за тем продолжала выполнять это непонятное задание. Вот и сейчас она зажмурилась, а когда открыла глаза, наконец-то увидела. Сначала она подумала, что ее подводят глаза от постоянного напряжения, но после того, как она их несколько раз открыла и закрыла, оказалось, что она и в правду это видит.

Вокруг каждой травинки и самого захудалого кустика стелилась нежно-фиолетовая дымка, которая обволакивала растение полностью и создавала вокруг него ореол. Земля, деревья, возвышенности и даже горы – все излучало стелящийся туман, который казалось, был живым. Он перемещался, то полностью обволакивая растение, то затрагивая только корень и ствол. Она перевела взгляд на поляну, которую освещали солнечные лучи и даже вздрогнула от неожиданности: все настолько фонтанировало, что казалось деревья, камни, трава – все это лишь часть грандиозного фейерверка, который переливался на солнце фиолетовым насыщенным цветом и создавал видимость ауры, растянутой на несколько километров вверх.

Она удивленно посмотрела вниз, себе под ноги и увидела, что вокруг нее тоже клубится фиолетовая дымка и мягко обвивает ее ноги.

- Что это? – прошептала она. Они ее слышали, и она никогда не сомневалась в этом, расстояние не играло никакой роли. Сначала было тихо, а потом послышался знакомый голос.

- А ты как думаешь? На что это похоже?

Она начала приглядываться и обнаружила интересную деталь. Там, где фиолетовой дымки было меньше, растение или дерево умирали, они были вялые и практически засохшие. А те растения, вокруг которых дымки было больше, и она охватывала почти их полностью, были сильными и зелеными, то есть полными жизни.

И она поняла. Это была энергия, которая сопровождала все формы жизни независимо от того, что это было. И что самое главное – даже в уже практически погибших деревьях она была тоже, просто ее там было очень мало. Складывалось такое ощущение, будто каждый малейший кусочек природы был пропитан энергией. Все, на что падал взгляд, излучало фиолетовую дымку. Она вытянула руку и с удивлением  увидела, что энергия струится сквозь пальцы по всей руке, только она на ней была светлее: нежно сиреневого – оттенка.

- Спасибо! – прошептала она, обращаясь к тем, кто всегда незримо присутствовал рядом.

- Это еще не все, – услышала она, – смотри внимательней!

Что может быть еще, подумала она, но, тем не менее, продолжила всматриваться в ландшафт перед собой. Казалось, здесь физически ничего больше не могло поместиться, слишком много было фиолетовой дымки в окружающем пространстве. Но она начала усиленно всматриваться в пейзаж….

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>